Анна Тива (egarimea) wrote,
Анна Тива
egarimea

Если бы у меня был ребёнок, примерно так я бы ему и рассказала...

А мне нужно рассказать...
Оригинал взят у tjorn в Если бы у меня был ребёнок, примерно так я бы ему и рассказала...
Только ещё где-то вставила бы про эвакоэшелоны, про плач, ужас и яростный гнев людей, принимавших из этих эшелонов невесомые трупики детей, вывезенных из Блокады, но, увы, не спасённых. И о редкой, драгоценной радости, когда хоть кого-то удавалось чудом спасти. И о нестерпимой жажде вражеской крови, которая переполняла людей, когда маленький ленинградец, очнувшись, спрашивал:"Мама... где моя мама?" - и людям нечего было ему ответить.
Полагаю, так мой ребёнок узнал бы истинный смысл слова "ненависть".


Прослушать или скачать Баллада о ненависти бесплатно на Простоплеер

Оригинал взят у talykova в детям о Блокаде

Катя моя, Катерина. Ты уже спишь. А мне ведь надо кое-что тебе рассказать.

Ты помнишь, в какой стране мы живем? Она называется Россия. В ней есть наш город, Москва, и много других городов, маленьких и больших. Ты уже была в нескольких из них и наверняка когда-нибудь побываешь в других. Или во всех-всех-всех. Везде у нас есть друзья и родные люди.

К северу от Москвы, возле холодного Балтийского моря стоит другой большой город. В нем много людей, и зданий, и рек, и парков, и мостов, и каналов, и всего-всего. Он очень красивый. Когда ты подрастешь, я обязательно тебе его покажу. Когда-то этот город назывался Ленинград, а жители его были ленинградцы. Сейчас он называется по-другому, но это неважно. И страна наша тогда называлась по-другому, но она была такая же наша, как и теперь.

[Когда это было? Давно, очень давно...]

Когда это было? Давно, очень давно, тогда еще не родились твои бабушки и дедушки. А вот их мамы и папы уже были, и все видели. И они рассказали мне, что жили тогда радостно.

Только случилось так, что на ту нашу страну напали враги — страшные враги, злые, черные. Одежда у них была черная, оружие у них было черное, и на знамени у них корячился черный паук. А сами они были бледные как смерть, и гордились этим. Они не могли терпеть, чтобы где-нибудь было радостно, и думали одну только черную мысль — как бы сделать так, чтобы мы все умерли: твои дедушки, и бабушки, их мамы и папы, и ты, и я, и мама, и детишки в твоем детском саду, и их родители, и твои дети, и твои внуки, и твои правнуки. А когда все мы умерли бы, враги засеяли бы нашу землю своими семенами — такими же черными, как они.

Этого они хотели, и это они делали, и нет им за это прощения.

Смерть сильнее жизни! Так думали враги, и наступали. Город Ленинград оказался окружен со всех сторон, и помощь была далеко. Враги не пускали туда ни еду, ни воду. Враги хотели уморить голодом и холодом всех людей, остававшихся в городе. А было там наших людей много, и никто не хотел умирать. Тогда враги сожгли всю еду, какую смогли, и отравили всю воду, докуда достало их мерзости.

Кто оставался в городе? Трудно сказать, это ведь был большой город. Там были все, дети и их матери, учителя, бухгалтеры, рабочие, артисты, милиционеры, ученые, дворники, музыканты; много кого там было, но все решили одно — не умирать назло врагам. И не умирали, пока могли.

Но ведь еще в городе были солдаты. И не просто всякие солдаты, а солдаты Красной армии. На шапках у них была красная звезда, а в руках — красное знамя и стальное оружие. Они были не такие образованные, как ученые, и не такие музыкальные, как музыканты, но они умели самое главное. Они брали черных врагов и загоняли в ту могилу, где им всегда самое место.

Загоняли пулей, загоняли штыком, загоняли снарядом, загоняли руками, загоняли водой и землей, огнем и холодом, чтобы те никогда не поднялись снова. Смерть (не черная вражеская, а настоящая) не разбирает своих, и наши солдаты-красноармейцы тоже погибали, ложась в родную землю. Но если погибали солдаты, вместо них вставали другие ленинградцы — мужчины, женщины, дети.

А враги все прибывали и прибывали, и числа им не было. Даже своих верных рабов послали черные враги в атаку, испугавшись, что не справятся в одиночку, — один лишь ветер помнит, где теперь их рабьи кости. Но еды и воды в городе Ленинграде оставалось мало, очень мало, и помощь была далеко. Но ленинградцы не сдавались, и все равно не умирали назло врагам. Не умирали, пока могли.

Сколько это было? Долго. Очень долго. Дольше, чем вытерпит любой человек.

Только однажды далекое эхо загремело — рядом, далекое зарево — заполыхало во все небо, а помощь, которая была далеко, — оказалась близко. Это вернулась вся Красная армия, чтобы прогнать врага. И прогнала она его, как казалось, навечно и навсегда.

---

Много времени прошло с тех пор. Что-то позабыто, что-то позаброшено. Даже те семена, которые успели оставить черные враги, проросли урожаем и снова шепчут свою черную мысль.
Не забыта только красная звезда, красное знамя и стальное оружие.
Так что спи спокойно, Катерина.

написал Артем Конев


Tags: неприятности случаются
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments